Опус о кавказской овчарке, йорке и девочке

Опус нужно почитать и конечно решить для себя. Для кого кровожадный кавказец Казбек. А для кого-то любимчик Казя. История об этом.

Казбек жил всегда один. Как себя помнит. Впрочем, это не редкость в наши дни. Собак часто оставляют одних надолго. Это считается у некоторой части владельцев собак нормальным.

Одиночество не тяготило его. Кормежку ему просовывали в специально отгороженное место, со сложной системой задвижек. Поэтому человека при кормлении он не видел. Никто не звал его по имени. Бросили еду и ушли.

Казбека нельзя назвать диким. Это был пёс породы кавказская овчарка с родословной. Но, скажу вам по секрету, купили Казбека для чистой охраны. Приобрели огромный участок земли далеко от цивилизации. Обнесли этот участок забором и пустили туда щенка два года назад. Владельцы задумали вырастить из собаки зверя, который сможет порвать любого. И вот так пес жил уже два года.

Щенком Казбек ещё скучал по людям, по воле, по ласке и по общению. Но с течением времени тоска ушла. И пёс, как и все собаки, смирился с происходящим. Участок, где жил Казбек, был огромный, и он нашёл себе работу – взял под охрану эту территорию. Он не считал ее своей, но инстинкт призывал к деятельности, и он начал работать. Лучше сторожа найти было нельзя. Все, что залетало и забегало на территорию, рвалось в клочья. Часть съедалась, а часть так и лежала на участке.

«А как же уборка экскрементов?», — спросите вы. Вот этого я не знаю. Видимо что-то было придумано. Но людей собака за свои два года не видела никогда. Слышала ушами, пронюхивала носом, но глаза ни разу не видели человека.


Владельцы были уверены: если так воспитывать Казбека, то собака, увидев человека, порвёт его также как птиц и мелких хищников, забредавших на участок.

Территория была окружена лесом. Так думал Казбек. Потому что запахи деревьев были повсюду и ни каких-нибудь тополей или лип, а только запахи елок и сосен. Да и на территории Казбека деревьев было предостаточно. По территории протекала небольшая речка. Там пес мог пить и купаться в жару. Никаких будок у него не было. Он прятался от дождя под кроны деревьев, а иногда рыл себе норы. Зимой он спал в снегу. И это ему больше нравилось. Потому что зимой не было назойливых мух, клещей и прочей летучей надоедливости.


Место, где жил Казбек, было окружено огромным железным забором. Так что он получал новую информацию только благодаря своему острому чутью. Владельцы присылали к нему людей. Те ходили вдоль забора и стучали палками. Собака приходила в бешенство. Она была готова загрызть и этих людей, и их палки. А владельцы были безумно рады, что из Казбека вырастает зверюга, и, как они надеялись, кровожадная.

… А теперь перенесёмся в другое место и в другую семью.
Лена очень любила ездить с родителями и старшим братом на велопрогулки. Она исколесила свою область, чему девочка была безумно рада. Любовь к путешествиям была у неё в крови.

И была у неё ещё одна огромная любовь – любовь к собакам. Как только она немного подросла, начала атаковать своих родителей просьбой купить собаку. Ну хотя бы маленькую, чтобы брать ее с собой в велопробеги. На семейном совете было решено – собаке быть. Интернет перелопачен. Заводчики замучены расспросами. Все книги о собаках перечитаны. И вот решили купить Йорка. Маленький подвижный терьер с бесстрашным и веселым характером. А при правильном воспитании ещё и большая умница.

Так в семье Лены появился Макс. Смешное пушистое существо с очень норовистым характером и с твёрдым намерением вырасти охранником всей семьи.
Макс своих решений не менял. Лаял он с пелёнок на все что движется. Бросался на больших собак. Хотя он бросался и на маленьких, и на средних и вообще на всех. Не подпускал к Лене ее подруг и друзей. Такого девочка не ожидала. Радужные представления о собаках, как о рождённых уже послушными и милыми, рассеялись. И что делать?

Родители Лены не хотели сдаваться. Был найден спец по бесшабашным Йоркам. И Макс начал превращаться в воспитанного и послушного пса. Именно пса. Потому что он все равно считал себя большим и сильным. Такова была его сущность.

Теперь семья путешествовала уже с Максом. Он приучен был спокойно сидеть в корзинке на велосипеде папы. Макс очень полюбил эти прогулки. Его выпускали гулять, и он бегал по полям и лесам, охотился на кузнечиков и догонял птичек. А устав, забирался в свою корзину и сворачивался клубочком. И семья ехала дальше.

День рождения Лены приближался. Поездку разрабатывали долго. Она была намечена на конец июля. Когда в лесах есть ягоды и уже появлялись грибы. Обсудили время, маршрут, километраж, остановки, снаряжение. Ведь длиться путешествие будет целых два дня с ночевкой в лесу. Причём район, который выбрали путешественники, был им незнаком. Но так решила Лена. Потому что день рождения был у неё. И она решила, так его отметить.

Решили и сделали. Первый день прошёл на ура. Уехали от родного города аж на 100 км. И нашли место для ночевки в дремучем лесу. Туристы это очень любят. На берегу речушки, на пригорочке разгорелся костёр. Уха уже булькала в котелке. И у всех текли слюнки. Даже у Макса. Поев, все легли отдыхать, потому что безумно устали. Костёр догорел. Ночь тёплая и какая-то терпкая от запахов леса и реки. И сон должен быть крепок.

Но только не у Макса. Этот охранник решил исследовать местность. И, как истинный терьер, решение своё превратил в действие. Обследована территория стоянки, близлежащих деревьев, берег реки. И пёсик решил углубиться в лес. Потому что запахи были настолько заманчивы, что с охотничьим инстинктом терьеров он совладать не смог. Опустив нос к земле и встав на след, понёсся сломя голову в чащу.

Лена, взбудораженная путешествием, костром, рекой и своим днем рождения, не могла уснуть. И выползла из палатки посмотреть на ночную реку под лунным светом. В траве она увидела удаляющийся хвостик Макса и побежала за ним узнать куда это он.

Макс увидел Лену, решил, что охота вдвоём веселее и петляя между кочками понесся ещё быстрее, а девочка бежала за ним, светя себе фонариком. Ей было труднее маневрировать, и она никак не могла догнать Макса. Так они удалялись от лагеря. О чем думала девочка двенадцати лет, убегая в незнакомый ночной лес – вот этого я не знаю. Почему она не вернулась, вопрос останется неизведанным.

Но что произошло, то произошло. Макс потерял след и устал. Ему захотелось на ручки, прижаться к тёплому боку хозяйки и крепко уснуть. Он остановился также внезапно, как побежал. И Лена чуть не наступила на его тельце. Макс прыгнул ей на руки и засунул нос подмышку. Лена, поцеловав его в затылок, прижала к себе.

И вот теперь одна, с собакой и в ночном лесу, она вдруг как очнулась. Она начала кричать и звать родителей, но отклика не получила. И поняла, что убежали они с Максом довольно далеко – родители со стоянки ее не слышат.
Лена, девочка хотя и увлекающаяся, но умница и опытный турист. Она поняла, что уходить с этого места опасно и решила остаться здесь. Июльская тёплая ночь не требовала утепления. Девочка села на траву, прижалась спиной к большой сосне, крепко прижала Макса к себе и закрыла глаза. Бесстрашия ей было не занимать. «Найдут же нас родители и, наверное, быстро, как хватятся», – так подумала она, проваливаясь в сон.

Их разбудило пение птиц и лучи солнца, пробирающиеся сквозь густые ветки деревьев. Открыв глаза, Лена первым делом осмотрелась. Макс никуда не убегал и вертелся рядом. Видимо он и сам был в недоумении: где папа, мама, брат Витя? Никого, кроме Лены, не было. Наши горе-путешественники находились на красивой полянке, сплошь покрытой кустами черники, которые просто чернели от спелых ягод. Лена, не вставая, набрала пригоршню и отправила в рот, – «Как хорошо». Макс чернику есть не стал. У него же сухой корм в рюкзаке. Но Лена рюкзак не доставала и корм не вынимала. «Ну да ладно», – махнул лапой наш терьер, – «потерплю, так и быть».

Лена ещё покричала родителей. Но они явно не слышали ее.
Она знала, что делают в таком случае опытные туристы. Заблудившись, они остаются на месте, звонят в службу спасения и ждут, когда их найдут. Но у Лены не было телефона. Он же остался в палатке в рюкзаке. Так что позвонить ну никак не выходило.

У девочки не было компаса. У неё не было направления. Потому что она ночью зашла в лес и не знала, где лагерь родителей. Ни солнце, ни мох на деревьях, ей помочь не могли.

И у неё вдруг родилась идея:

– Макс, ищи маму и папу.
– Искать! Конечно! Я обожаю искать! Сейчас.
И Макс понёсся, петляя, вперед.


«Он их найдёт», – подумала Лена и побежала за собакой.
Макс конечно не знал, что поиск надо вести, встав на их же след, и бежать по следу назад. Он просто услышал знакомое слово и просто побежал. Потом он зачуял какой странный запах на траве и пошёл по этому запаху. А Лена, доверяя своей собаке, как все люди, которые начитались про собак небылиц, уверенно бежала за ним.

Максу вскоре надоело бегать по следу. Он устал. Пёсик сел и дождался девочку.

– Дай поесть. И я хочу пить. И вообще, я хочу полежать на своей подстилке.
Лена поняла, что Макс никого не искал. Он просто бегал по следу неведомых ему зверушек.
Девочка приуныла. И что же теперь?

А в лагере стоял переполох: пропали двое, и вы знаете кто.
Что, родители знали о том, почему двое младших пропали? Да ничего. Причин для сбегания не было. Следов борьбы или похищения – тоже. Да и кому они нужны. Тем более девочка находилась в одной палатке с родителями и братом.
Собаку они тоже видели в палатке, когда засыпали.

Но пропажа ребёнка — это не шутки. На крики девочка не отзывалась. Папа Лены был туристом, но он не был охотником и следопытом, и не смог бы отличить одну сломанную ветку от другой. И найти траву, примятую ногами дочери.

Прошло три часа. Дети не обнаружились на местности в радиусе километра. И тогда были вызваны спасатели, их ждали с минуты на минуту. Группы поиска людей были подключены и собирались в дорогу. Вскоре все были на месте, разработали операцию и начали поиски. На все это ушло, конечно, немало часов.

Что же делала наша Лена?
Девочка пришла в уныние. Запас храбрости и туристических знаний у неё закончился. И она с Максом на руках побрела куда глаза глядят.
Она понимала, что родители ее не бросят и будут искать. Но сидеть на месте ребёнок больше не мог. А она, в свои двенадцать лет, была все же ребёнком. Лена пыталась идти по прямой и придумала штуку, которую видела в фильмах. Она ломала ветки и завязывала их в узлы. В общем, обозначала маршрут. Чтобы, если она вернётся назад, было понятно, что она здесь уже была. Этим действием она и помогла своим спасателям.

Ветки, сломанные ею, на пути не попадались, и Лена поняла, что идёт прямо. Вскоре в проеме деревьев показалась река. В книгах о путешествиях было сказано, что река – это путь к спасению. Так оно и было – Макс хотя бы смог напиться.
Теперь надо было решить в какую сторону по берегу речки идти. Сначала искупаемся, потом пойдём. Так и сделали. Стало полегче. День в июле все же жаркий.

Лена закрыла глаза, раскрутилась и вытянула вбок руку. Так она решила найти направление их путешествия. А как по-другому то решить эту трудную задачу? Путешествие продолжилось. Через два часа пути они увидели огромный металлический забор. Как же они обрадовались! Ура, люди! Мы спасены.

Лена с Максом радостно понеслись к забору. Казбек уже давно учуял какие-то изменения в воздухе, но никак не мог пока понять какие. Затем он услышал смех и голос. Это не было похоже на крики тех, кто стучал палкой по забору, от них пахло противно и тошнотворно. А здесь какой-то успокаивающий запах.


Наш йорк очень быстро понёсся вдоль забора, в поисках лаза. Так он делала в школьном дворе, где они часто гуляли с Леной. Увидев отверстие, он шмыгнул туда и попал в маленькую решетчатую загородку, она была отгорожена от всей территории и Макс дальше не мог пройти. И это спасло ему жизнь.


Казбек бежал по направлению запаха, который напоминал ему запах хищника. Только к этому запаху примешивался какой-то другой, незнакомый. Ему было непонятно, что от Макса пахло хорошим шампунем. Он же прямо из салона парикмахера попал в путешествие. И весь благоухал.

Увидев какое-то существо в загородке для подачи еды, пёс озверел. Кто может кроме него там находиться? Он с воем и рыком бросился на наглеца. Макса спасла крепкая решетка, отделяющая его от огромного пса. В начале рассказа я забыла сказать, что Казбек вырос в гиганта. Таких кавказских овчарок я в жизни не видела. Монстр, а не собака. Чёрный, лохматый, огромный. Кто бы его не испугался. А тут ощеренная морда, брызгающая слюной. Макс поначалу попытался вякнуть, типа я тоже гигант. Но энергия взбесившегося пса просто приплющила его к забору. И Макс закричал. Как кричат собаки в великом страхе или перед смертью, которую видят.

Назад Макс выбраться не мог. Люк для кормления открывался только в одну сторону. Теперь Казбек, поняв, что завтрак пришёл раньше времени, пытался лапой зацепить Йорка и подтащить к себе. А Макс кричал, кричал и кричал. Лена, не думая ни о чем, полезла в люк и оказалась лицом к лицу с разъярённым кавказцем.

Казбек не ожидал увидеть за перегородкой того, кто отдаленно напоминал ему кого-то из детства. Он встал неподвижно и тяжело задышал.

Макс перестал кричать, прижался к Лене и стал совершенно незаметным. Это пошло на пользу – Казбек начал успокаиваться. Он больше не хотел разорвать никого. Сейчас он был в полном недоумении. В голове собаки проносились отрывки воспоминаний. У собак тоже есть воспоминания, и они хорошо все помнят. Особенно очень приятное и очень страшное. Так вот Лена у Казбека вызывала приятные воспоминания.

…Девочка в розовом платьице украдкой приносила Казбеку вкусняшки, обнимала и целовала его в щенячьи брыльки. Они играли и бегали по двору. Потом приходил папа и прогонял девочку – «Не порть мне собаку». Но малышка все равно приходила и ласкала его. «Любимчик Казя», – так она звала его тогда.

Эти воспоминания помогли не убить душу Казбека. В душе этого гиганта осталась навсегда девочка, так вкусно пахнущая печеньем. И вот, увидев Лену, он вдруг вспомнил что он любимчик Казя. Он лёг у клетки, в которой по воле случая оказался ребёнок. Лёг и улыбнулся: «Да, да, я же любимчик Казя. Помнишь меня?»

Ленин ужас за жизнь Макса прошёл. Эта девочка понимала собак. Она их чувствовала. Этот дар дала ей природа и он был большой редкостью. Она из-за спины показала Максу кулак: «Сиди и молчи. А то я тебя сама загрызу». Макс понял и, прижавшись к земле, сидел тихо как мышь, превратившись в маленький не шевелящийся комочек.
– Привет. А у меня есть печенька. – Лена вынула кусочек овсяного печенья из кармана.

–На.
– Уххх, это же то печенье. Неужели так может быть.
Казбек осторожно слизнул осколочек с ладошки девочки.
Вот оно, счастье. Наконец-то оно пришло и к Казбеку.
Его глаза засветились радостью: «Я никуда тебя больше не отпущу. Оставайся со мной».

Лена каким-то шестым, а может седьмым чувством поняла, что этот огромный пёс решил с ней дружить. На время забылось, что она потеряшка. Она была счастлива. Ей так нравился этот красивый пёс. Задвижка в клетке была и ее можно было открыть. Оставив Макса в клетке, Лена вышла навстречу Казбеку.

Я точно знаю, что вы скажете, что я все придумала. И это ваше право. Но лучше читайте дальше.


– Ой, у тебя репейник. – И Лена начала выпутывать из шерсти Казбека растение. – Какой ты лохматый и растрёпанный, если бы у меня была расческа, я бы тебя причесала.

Казбек стоял, касаясь боком Лены и жмурился от счастья.
– Зачем нам расческа, у тебя есть я, у меня есть ты. Пойдём, я покажу тебе речку. И мое логово.

– Конечно, пойдём.

И Казбек повёл девочку на речку и к своей норе.

–Ты здесь живёшь?

– Да. Я сам ее выкопал.

– Бедный мой. Как же тебе трудно.

Они прилепились друг к другу и стали как единое целое.

– Я назову тебя мое Счастье, ладно?

– Ладно, это очень похоже на любимчика Казю.

– А давай Макса возьмём к себе жить?

– Этого, что такой трусливый?

– Он храбрый. Он просто испугался.

– Ладно, давай.

Макс оказался на свободе. Но он изменился так, что его б никто не узнал. Он дал обнюхать себя Казбеку, сел и молча смотрел на Лену. Какая-то серьезность и сосредоточенность появилась в его глазах. И Макса можно понять. Теперь Лена была спасительницей. А раньше он ее не считал за ровню себе. Так, малявка.

И пока Казбек знакомил Лену с участком, Макс неотступно и молча следовал за Леной, идя сзади след в след. Останавливалась Лена, останавливался и Макс.

Нагулявшись, все трое легли в тени огромного дерева и задремали. Лена положила голову на плечо Казбеку. А Макс пристроился у ног Лены.

В это время поиски Лены продолжались. За дело взялись профессионалы. Прочесывая лес, нашли те метки, которые оставляла Лена. По следам Лены они быстро пришли к забору и начали искать вход или людей. А так как народу было много, то и шума было много.

Казбек, проснувшись, понёсся с яростным лаем на шум. Голос его был так грозен, что никому в голову не пришло перелезать через забор. Все остановились снаружи у кормушки. Казбек бесновался. Эти пришли забрать у него счастье. Он не отдаст его никогда, даже ценой своей жизни.

Все искавшие приуныли. Если Лена попала в зубы этому псу, то смерти ей не миновать. Мама и брат плакали навзрыд. Папа еще крепился, но и он был близок к оплакиванию своей девочки.

Лена проснулась от шума за забором и плача мамы. Почему мама плачет? Что-то, наверное, случилось.

– Мама, не плачь!

Этого никто не ожидал. Несколько мужчин залезли на деревья рядом с забором и увидели картину. Девочка стояла рядом с беснующимся зверем и улыбалась. А маленький Йорк прятался за ногами хозяйки.

– Не бойтесь, он добрый, заходите, – кричала Лена.

Но никто не изъявил желание лезть в кормушку. Да лаз был такой узкий, что только двенадцатилетняя худенькая девочка могла в него забраться.

Сама девочка выйти не могла, да и не хотела. Хотя я точно знаю, что если бы девочке грозила опасность, то пса бы пристрелили. Но тут нестыковка есть. Если бы девочке грозила опасность, то ее бы давно не было в живых. Пёс бы ее давно загрыз. Так что убивать собаку было не за что. Да и Лена, обняв шею Казбека, не дала бы стрелкам убить пса.

Девочка успокоила Казбека. Теперь она поняла, что папа и мама здесь. Все хорошо, и они могут просто втроём погулять. И компания ушла на речку. Предоставив взрослым решать все проблемы.

Частное владение — это частное владение. Нужно было найти владельца. Затем он должен был приехать забрать собаку и так далее. Нашли владельцев участка и позвонили им. Рассказали все. Они удивились, что собака не разорвала девочку, и даже расстроились. Но приехать согласились.

По дороге к участку они решили, что собака, которая не тронула чужака больше им не нужна и от нее будут избавляться.

Позвонили заводчику Казбека и потребовали забрать трусливую собаку назад и отдать им деньги. Или они убьют этого труса прямо там на участке.

– Папа, нет, не давай им убить Казю. Он хороший. Давай его возьмем. Я так его люблю.

Заводчик поразмыслил и понял: «Почему бы не взять собаку к себе? Хорошая родословная. Будет племенным кобелем. Денег можно будет срубить».

– Ладно, если сможем – заберем. Мы еще больше денег на нем срубим.

– Не трогай там собаку. Деньги отдам. Приеду через час. Скажи куда.

– Ну вот и забери свою трусливую шавку.

Заводчик отвечать грубостью не стал. А то приедут к трупу. А он столько денег на бензин грохнет. «Заберу собаку и потом тебе устрою. Не было у меня никогда трусливых шавок и не будет».

Два как бы человека нашли друг друга. Вот бы кто глотку любому перегрыз, если бы не законы.

Все собрались, всё обсудили. Решение пришло однозначное. Надо сделать собаке наркоз и увести к заводчику. Так решили взрослые люди. Детей никто не спрашивал.

Две девочки сидели у заснувшей собаки, плакали и гладили огромную голову пса.

– Любимчик Казя.

– Мое Счастье.

Так встретились две искренние и теплые души. Карина, дочь заводчика и Лена, заварившая всю эту кашу.

И вот как тут не верить в провидение. Не заблудись она, не набреди на забор, так и жил бы наш Казбек бирюком. Но все мы, истинные любители собак, знаем, что даже суровым кавказским овчаркам важно иметь рядом любимых и любящих людей.

А что же Макс? Макса ни мама, ни папа, ни брат Витя не узнали. Это была совершенно другая собака. Неотступно следуя за Леной, он был тих и скромен. Он постоянно заглядывал девочке в глаза, как будто говоря: ты спасла меня, я буду признателен тебе до последнего вздоха.

А Лена думала, как она напишет сочинение в школе о том, как я провела лето. И расскажет эту историю. Но половина класса была уже в курсе. На ее телефоне было более пятидесяти пропущенных звонков от друзей. И им было о чем поговорить.

Лена взяла Макса подмышку, и они направились к велосипеду.

– Папа я сама повезу Макса, закрепи мне его корзиночку.

– Да, да, я тоже хочу ехать рядом с Леной, – Макс влюбленными глазами смотрел на свою хозяйку и улыбался. – Домой, Ура! Домой. Где все родное и нет этих огромных и страшных собак.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *