Кто сказал, что друзей не выбирают

Кто сказал, что друзей не выбирают. Выбирают и еще как. Например, моя ротвейлерша Елка выбрала себе друга лабрадора Яхонта. Вместе они прожили 12 счастливых лет. Вот об этом и будет мой рассказ.

Автор Гордеева Елена Валерьевна

Это было много лет назад. У меня тогда росла Елка. Это не дерево, это собака ротвейлер с задатками, как сейчас говорят, доминантной особи и очень тонким восприятием всего происходящего.

Небольшое отступление.

Я все время доказывала своей подруге, что я люблю доминантных собак. Непаханое поле для деятельности тренера и зоопсихолога. На что подруга мне отвечала, что никакой доминантности в природе не существует. И что не стоит переносить отношения людей в обществе на отношения животных друг к другу в природе.

Не сможет существовать стая, если вожак этой стаи постоянно бьет своих сородичей и угрожает им, добиваясь беспрекословного повиновения. Как же они будут вместе охотиться, если не доверяют друг другу?
Но я не слушала мою подругу и все твердила о лидерстве человека-вожака. От меня можно было слышать: «Покажите своей собаке, кто в доме хозяин, и не скупитесь на резкие, а может, даже жесткие меры для этого». Тогда я путала два понятия: лидерство и неоправданная жестокость.

Воспитанная на советском понятии, что такое дрессировка, я совсем недавно отошла от того, что у собаки кроме рефлексов ничего быть не может. При этом я любила собак с детства и хотела им только хорошего. Безоговорочное послушание собаки совсем недавно казалось мне очень хорошим поведением для нее самой. А о личности собаки и о ее эмоциях я даже и не задумывалась. Как в армии: команда командира и мгновенное исполнение подчиненного без раздумий. Горько писать эти слова, но это правда. И через это я прошла.

Но я отклонилась от темы повествования. Прошу прощения.
Итак. Друзей оказывается вбирают.

У моей подруги к родам готовилась лабрадорша Бианта, и мне предстояло, как обычно, принимать у нее роды. Наступил день, а скорее вечер родов, и я приехала с Елкой к роженице домой.

Обожаю принимать роды. Как же это приятно смотреть, как появляется новая жизнь. Брать эти теплые мокрые комочки в руки и целовать в макушку, еще непросохшую от околоплодных вод. А это чудо природы, когда щенок, только что родившись и отбившись от бурных ласк мамы, с серьезным видом ползет к соскам, и, найдя сосок, присасывается с такой силой, что невозможно оторвать.

Роды протекали спокойно и без проблем. И мы родили к утру одиннадцать прекрасных черных и палевых щеночков. Один из них, черненький малыш, имел белую меточку на груди, как и моя Елка. Это считается недостатком у лабрадоров и ротвейлеров, а для меня эта меточка стала перстом судьбы. Глядя на этого малыша, я вдруг сказала: «А может нам с Елкой усыновить этого с белой звездочкой на груди».

Мама Бианта разрешала моей Елке присутствовать на родах и даже нюхать щенков. Потешно было наблюдать, как Елкины глаза вылезали на лоб, который морщился от раздумий. Она никак не могла взять в толк, что же это такое ползает и орет рядом с ее лучшей подругой Биантой. Переступая осторожно, походкой оленя, она обходила щенков и внимательно нюхала каждого.

И вдруг подруга тихо мне говорит: «Посмотри, что делает твоя собака». Я глянула и оторопела. Эта доминантная ротвейлерша тихонько лапой, как ежика, выкатывала из общей кучи щенка с белой меткой. Она докатила его до свободной части загона, легла, и начала его вылизывать. Бианта, конечно, удивилась, но препятствовать не стала.

Роды были закончены. Мама и щенки начали успокаиваться и засыпать. Мне стоило больших усилий вытащить мою собаку из загона. Пора было ехать домой отсыпаться. Я знала, что приеду на следующий день и осмотрю малышей по поводу состояния пуповин и животиков.

На следующее утро все повторилось, как и ночью. Елка прискакала к вольеру. Попросила разрешение у Бианты пройти в него. Та ей разрешила. Моя ротвейлерша с такой же осторожностью прошла в загон и нашла своего любимчика.
Щенкам с родословной, полагалось имя на букву Я. Мне сразу пришло на ум имя щенка, я назвала его Яков, а по-простому — Яшка. Но подруга поправила меня и сказала, что он будет Яхонт.

Малыши росли. Любовь Елки к Яше крепла. Также крепла моя уверенность, что это судьба, и я возьму этого черненького, спокойного малыша себе.

Наступил день раздачи. И Яшка оказался у нас дома. И теперь я, вспоминая моих собак, не могу представить, что было бы, если бы мы его тогда не взяли. Он был нашим любимчиком. А также любимчиком всех бабушек нашего двора.
Добрый, спокойный пес с внутренней нерушимой уверенностью, что он нужен и любим. Это помогало ему во многих трудных ситуациях. И с тех пор в нашей маленькой семье не стоял вопрос, кто доминантный, а кто нет. Мы просто дружили и радовались друг другу.

Моих любимых друзей уже нет в живых. У меня сейчас живут два русских охотничьих спаниеля. Но я всегда буду помнить ротвейлера Елку и лабрадора Яхонта. Они научили меня истинной любви к собакам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *